Госуслуги

<

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Суббота, 21.10.2017, 07:41
Приветствую Вас Гость | RSS
ИСТОРИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ
ТАЙГИНСКОГО ГОРОДСКОГО ОКРУГА
| Главная | Регистрация | Вход
История города Тайги 1 часть


Ныне Тайга – небольшой городок на севере Кемеровской области – известна, разве что, как крупный железнодорожный узел на Транссибирской магистрали. Однако, мало кто из проезжающих мимо Тайги знает о том, что это город с более чем столетней историей. К сожалению, о прошлом малых городов известно мало, информацию приходится собирать по крупицам. Тем не менее, то немногое, что удалось узнать, работая с документами Государственного архива Алтайского края, Государственного архива Томской области, Научной библиотека Томского университета и с материалами электронных библиотек России, представлено в этой статье.

1. Самовольное поселение

Официальной датой основания Тайги считается 22 июля 1896 г. В этот день было открыто движение поездов по железнодорожной ветке от Транссибирской магистрали до Томска, начальным пунктом которой и была станция Тайга. Однако, совершенно очевидно, что поселение железнодорожных рабочих и других лиц, занятых на сооружении ветки, возникло несколько раньше. Об этом недвусмысленно говорят рапорты А. Вольфрамова – главного лесничего казенной Петуховской дачи, работавшего в этой местности на стыке XIX – XX вв. В своем рапорте от 28 октября 1904 года он, в частности, сообщал «Дело в том, что во время проведения магистрали… на месте существующего поселка рабочими по постройке дороги, лицами, занимавшимися торгом и даже администрацией дороги самовольно были возведены несколько домов. Причем, в 1896 г. уже насчитывалось около 60 отдельных домохозяйств». Из сообщения можно сделать вывод, что поселение возникло не позднее 1895 г. Вскользь об этом тот же Вольфрамов упоминает в своем более раннем сообщении от 16 июля 1903 г. («поселок при станции Тайга… образовался в 1895-1896 гг.»).  Наконец, в рапорте, поданном в Томское губернское правление 8 января 1902 г., сообщалось следующее: «В 1895-1896 гг. часть работавших при сооружении Сибирской железной дороги разночинцев самовольно поселилась в Алтайской казенной десной даче, вне полосы отчуждения, вблизи образованной здесь ст. Тайга». Итак, и станция Тайга и поселок при ней, которые вместе породили будущий город, возникли не позднее 1895 г.

Сообщения местных чиновников недвусмысленно говорят о том, что первоначально поселение было самовольным. По словам Вольфрамова, «первоначальный элемент – люди наживы, торгуют казенным имуществом, как своим». В результате «все возводимое в поселке носило случайный и временный характер». Ситуация, когда множество людей бесплатно пользуется казенными землями и казенным лесом в личных целях, не устраивала губернскую администрацию. С другой стороны, просто ликвидировать вновь возникшее поселение не представлялось возможным ввиду очевидной необходимости его существования в этом месте. Поэтому вскоре были предприняты шаги по легализации и урегулированию нового поселка. В 1897 г. Петуховским лесничим Вольфрамовым  была образована казенная оброчная статья «Таежная», которая первоначально была разбита на 145 арендных участков. В то же время Петуховское лесничество распланировало поселок на кварталы и проложило улицы. Большинство уже застроенных участков были переданы в долгосрочную аренду проживавшим на них владельцам без торгов. Несколько позднее администрацией были проведены мероприятия по сносу самовольно устроенных бараков и балаганов на Первой улице. В результате Тайга перестала быть самовольным поселением и стала вполне официальным «населенным местом». Одновременно с этим произошло изменение социального состава населения. В 1898-1901 гг. в основном сменился состав арендаторов. Именно в это время «железнодорожные мастеровые и мелкие торговцы положили начало прочному поселку». Рубеж XIX – XX вв. можно считать временем окончательного превращения Тайги из временного поселка строителей в постоянное поселение, несшее в себе зародыш города.

2. Ни воды, ни глины, ни камня.

Тайга обладала весьма выгодным экономико-географическим положением, так как располагалась на пересечении главной сухопутной магистрали всей Сибири и железнодорожной ветки, ведущей к губернскому городу Томску. Местность, на которой возникло поселение, была довольно ровной (но не плоской, а слегка пересеченной) и покрыта смешанным лесом с большим количеством хвойных пород. Видимо, обилие елей, которые впервые в таком количестве встречались на трассе Транссиба, и дало название станции и поселению. В начале XX в. значительная часть леса в лесных кварталах №№74, 75, 88 и 89  по обе стороны от железной дороги уже была вырублена. Дальнейшая же вырубка леса в окрестностях Тайги вызывала неудовольствие как Петуховского лесничества, так и кабинетских лесничих соседних участков. Тем не менее, именно лес оставался главным природным богатством этого района и практически единственным источником строительного материала для жителей. С другими же ресурсами дело обстояло куда хуже.

В отличие от районов Томска, Барнаула или Новониколаевска, где месторождения глины и строительного камня были прямо в черте города или в ближайшем пригороде, район Тайги был беден этими ресурсами. Месторождение глины было столь мало, что его хватало лишь для работы небольших кирпичных сараев, кирпич для строительства громадных зданий депо и вокзала приходилось завозить. Бутовый камень также приходилось завозить либо из района деревни Кузель (юго-западнее Тайги) либо из бассейна реки Большой Китат к северу от поселка. Отчасти это объясняется тем, что практически вся территория собственно Тайги и ее ближайших окрестностей представляла собой согру – влажный, слегка заболоченный лес, поэтому добыча ископаемых ресурсов была затруднительна. Вот как описывал тайгинскую согру кабинетский межевщик Шерин, работавший в этой местности в 1905 г.: «Согра, показанная в северо-западном углу квартала №50, в северной части поселка, характером своим  совершенно напоминает среднюю согру южной части поселка; согра же, поперек прорезывающая северную часть и проходящая через базарную площадь, лежит в пологих берегах и не настолько болотистая и топкая, как первая, лишь только к северу (квартал №32) берега становятся крутыми».

Главной же проблемой и поселка и станции Тайга была катастрофическая нехватка воды. Причиной этому было само положение станции, которая, вопреки всем правилам строительства, была сооружена на водоразделе рек Яя и Китат. Только южная часть поселка (бывший квартал №88 Петуховского лесничества) была изрезана логами, в которых берут начало небольшие речки (Березовая и другие). Других естественных водоемов в этом районе не было. Вот как описывал ситуацию с водоснабжением Тайги  лесничий Вольфрамов в 1903 г.: «Необходимо заметить, что вблизи как станции Тайга, так и самого поселка нет почти никаких проточных вод. Истоки разветвленной речки Березовой, находящиеся к югу от поселка… наполняются водами только ранней весной. Истоки речек Малого и Большого Китата находятся не ближе 7-8 верст от поселка и летом тоже пересыхают. Устроенная в 2 верстах от поселка запруда дает воду, вовсе непригодную для питья, и служит главным образом для водоснабжения паровозов. Жители поселка имеют возможность получать питьевую воду из устроенного в 1899-1900 гг. артезианского колодца, хоть и не всегда в достаточном количестве». Этот колодец находился в районе Пятой улицы и получил у местных жителей неофициальное название «Бур». Видимо, поэтому южная часть поселка, находившаяся за этим колодцем уже в начале XX века получила название Забура или Забурской части.

Таким образом, выгодное экономико-географическое положение Тайги сочеталось с довольно неблагоприятными природными условиями микрорегиона, в котором возник и развивался город.

3. Из поселка в город

Недавно возникшее поселение быстро росло. Об этом свидетельствует как данные о числе его жителей, так и о количестве домов и дворовых мест в нем. Так, в 1897 г. население Тайги составляло менее 700 чел., в следующем году оно достигло примерно 1 тыс. чел., в первые годы XX века – почти 5 тыс. чел. В момент официального преобразования поселка в город (1911 г.) его население составляло 5918 мужчин и 4182 женщины (всего 10 100 человек). Данные за более поздний период, видимо, нуждаются в корректировке. Так, в ответе Таежного городского старосты на запрос из Барнаула от 5 июля 1913 г. содержались данные, о том, что в городе проживает 3650 чел. обоего пола, в том числе 1350 чел. – прирост последних лет. Однако было оговорено, что в это число не включены, во-первых, население станции Тайга и прилегающего к ней железнодорожного поселка, а, во-вторых – население участков, расположенных на землях Кабинета. По другим данным, в 1913 г. в Тайге проживало 6 тыс. чел. (эта цифра, на наш взгляд, также несколько занижена). Так или иначе, полных и проверенных данных о реальном количестве жителей Тайги в период с 1911 по 1917 годы, у нас пока нет. Пока же  с уверенностью можно сказать, что население поселка Тайга в период с 1897 по 1911 годы выросло в 14 раз, а после 1911 г. несколько снизилось, но ненамного.

В отличие от числа жителей, площадь поселения постоянно росла. Так, в 1904 г. в поселении насчитывалось примерно 200 усадебных мест, в 1905 г. их количество возросло до 273, а в 1912 г. эта цифра перевалила за 500. Площадь поселения с 1904 по 1912 годы увеличилась более, чем вдвое, а число  дворов – с 400 до 900. После преобразования поселка в город рост числа усадеб продолжился. Всего на 1 июля 1914 г.  только на казенных землях было нарезано 988 усадебных мест, из которых 676 мест было застроено и 322 – оставалось свободными. К этому количеству нужно добавить также еще 30 базарных мест на специальной Базарной площади. Вместе с ними в казенной части Тайги насчитывалось 1018 арендных участков. Что же касается кабинетской части города (о чем речь пойдет ниже), то там было разбито 75 кварталов на 900 участков, из которых только 23 участка по состоянию на весну 1913 г. было застроено. Таким образом, в годы Первой мировой войны в казенной и кабинетской частях Тайги было распланировано почти 200 арендных участков, из которых застроено было немногим более 700. Для сравнения в Колывани в конце XIX века существовало примерно 800 застроенных усадебных мест] при населении города в 14 тыс. чел. Относительно числа домов данные весьма скудны. Из сообщения Таежного старосты (1913 г.) известно, что в казенной части города тогда было 4 каменных и 1260 деревянных домов. Однако, в это число не были включены железнодорожный поселок и кабинетские кварталы, так что реальное количество зданий могло превышать 1,5 тысячи. В целом же как по площади поселения, так и по числу дворов и домов Тайга в начале XX века не уступала большинству старых малых городов Западной Сибири, а многие из них даже превосходила.

Вновь возникшее поселение с первых дней своего существования носило ярко выраженный городской характер. Это во многом объясняется природными особенностями микрорегиона, весьма затруднявшими ведение сельского хозяйства. Первыми жителями Тайги были железнодорожные рабочие и мелкие торговцы, то есть люди «городских», а не сельских профессий. А возникшие вскоре проблемы с наделением города выгоном )столь необходимым для ведения пригородного сельского хозяйства) еще больше стимулировали тайгинцев к «городским» занятиям. В 1904 г. в Тайге насчитывалось около 20 торговых заведений с оборотом в 125 тыс. руб. По сведениям Тайежного старосты за 1913 г. «население занимается: торговлей, лесным и пушным промыслом, ремеслами: выделкой сельскохозяйственных орудий, столярным, слесарным, малярным, кузнечным» Согласно этим же данным в то время в городе было зарегистрировано 2 промышленных и 136 торговых предприятий. Поскольку речь шла только о казенной части города без железнодорожного поселка, то можно предположить, что реально большинство горожан все же работало на железной дороге.

Будучи безуездным городом, Тайга практически не имела административного значения. Из официальных учреждений здесь в 1913 г. располагались только конторы Петуховского и кабинетского лесничеств, полицейский участок и городское общественное правление. В то же время Тайга постепенно становилась местным духовным, медицинским и культурно-просветительским центром. Уже на рубеже XIX – XX вв. здесь были выстроены Андреевская и Ильинская церкви с домами для причта (Андреевской церкви также принадлежал большой участок земли к востоку от поселения). В 1911 г. в городе было 2 православных церкви и 1 костел, а также 3 кладбища. Здесь также находились сельская больница и 4 учебных заведения, в том числе железнодорожное училище и 2 училища Министерства народного просвещения. В 1915 г. на Первой улице началось сооружение синематографа Борисова и Лобжанидзе.

О том, что недавно возникший поселок при станции Тайга носит ярко выраженный городской характер, стало ясно уже в первые годы XX века. Томская губернская администрация уже в 1902 г. поставила вопрос об образовании при ст. Тайга посада – промежуточного типа поселения между селом и городом. Поскольку будущий посад находился на границе казенных и кабинетских земель, а его образование было неотделимо от решения земельного вопроса, то запрос по этому поводу был отправлен в Барнаул, где находилось Главное управление Алтайского округа. В своем ответе управляющий Томским имением Алтайского округа от имени кабинетской администрации высказался «за настоятельнейшую необходимость преобразования ст. Тайга в посад». Однако дальше слов дело не пошло. Камнем преткновения стал земельный вопрос. О котором речь пойдет отдельно. Новое совещание относительно судьбы поселка у Томского губернатора состоялось только 14 марта 1908 г. Там уже было принято решение об образовании не посада, как предполагалось ранее, а города. Однако земельный вопрос и там не был решен окончательно. Наконец, в спор вмешался сам император. 27 января 1911 г. им был издан высочайший указ Правительствующему Сенату о преобразовании поселка при станции Тайга Сибирской железной дороги в безуездный город Томского уезда Томской губернии с введением в нем упрощенного порядка городского управления. С этого дня и до настоящего времени Тайга официально носит статус города.

Из вышеприведенных данных можно сделать однозначный вывод: в начале второго десятилетия XX века Тайга действительно стала полноценным городом. Численность ее населения была довольно велика и превышала число жителей таких городов, как Колывань. Каинск. Кузнецк. По количеству домов и дворов Тайга также не уступала большинству сравнимых с ней городских поселений. Основными функциями нового города были транспортная (железнодорожный узел), торговая и ремесленная, хотя промышленная функция почти отсутствовала. Здесь уже существовало несколько храмов разных конфессий, медицинское учреждение, несколько училищ и даже полицейский участок. Поэтому присвоение поселку статуса города в 1911 г. было своевременным. Тайга стала городом не только по названию, но и по существу.

 

4. Внешний вид, планировка, топонимика.

В начале XX века Тайга имела внешний вид, весьма характерный для сибирских городов того времени. Ее застройка была преимущественно одноэтажной, над морем небольших домиков и хозяйственных построек возвышались только купола Андреевской и Ильинской церквей. 99% всех построек были деревянными; в 1913 г. насчитывалось лишь 4 каменных дома. Кроме того, из кирпича были здание вокзала, железнодорожного депо, обеих церквей и лавка богатейшего в городе предпринимателя – купца Магазова на Первой улице. Несмотря на все это поселок (а затем и город) имел, по свидетельства современников, весьма привлекательный внешний вид. В «Полном географическом описании нашего отечества» (1904 г.) сказано: «Масса новых построек делает ее (Тайгу) похожей на маленький чистенький городок».

Изначально «городской» была и планировка поселения. Хаотичность, присущая всем самовольным поселениям, была ликвидирована в процессе урегулирования поселения в 1897-1900 гг. В начале XX века Тайга была застроена прямоугольными кварталами правильной формы, улицы и переулки пересекались под прямым углом. Несмотря на наличие геометрически правильных кварталов, размеры участков в них разнились в диапазоне от 100 до 600 кв. саженей каждый. Главными композиционными осями были железная дорога и переулок, проходивший перпендикулярно ей от вокзала вглубь поселения (ныне Пролетарский проспект – главная улица Тайги). В 1905 г. в поселке насчитывалось 5 улиц и 7 переулков, а также 48 кварталов. В 1911 г. количество улиц и переулков сравнялось – их стало по 9, а количество кварталов возросло вдвое.

Ценнейшим источником информации о планировке поселка при станции Тайга является план поселения, составленный в 1905 г. Он обнаружен нами в фондах Государственного архива Алтайского края и является, вероятно, самой ранней из сохранившихся карт Тайги. Фотография этого плана приведена ниже.

Столь простая и понятная планировка способствовала складыванию простой и понятной системы адресов. Весь город был разделен на селитебные участки, каждый из которых получил свой порядковый номер. Нумерация участков была сквозной и охватывала весь город (видимо, не только казенную, но и кабинетскую его часть).

Топонимическая система ранней Тайги весьма загадочна. Из источников видно, что в то время фактически сосуществовали две системы наименования улиц. В первой у улиц не было названий современного типа, их заменяли порядковые номера (Первая, Вторая, Третья улица и т.д.). Счет улиц шел от железнодорожного вокзала, ближайшая к нему улица считалась первой. Последней в годы Первой мировой войны была Девятая улица. Однако в одном из документов зафиксировано наличие и другой системы названий. В ней у улиц уже были «имена» современного типа. Ниже приведена таблица соответствия между порядковыми номерами и названиями улиц Тайги.

 

Названия улиц Тайги в 1915 году.

Порядковый номер

Название

Число владельцев домов по данной улице

Первая

Андреевская

37

Вторая

Николаевская

87

Третья

Алексеевская

97

Четвертая

Александровская

87

Пятая

Пушкинская

61

Шестая

Ильинская

41

Седьмая

Сибирская

40

Восьмая - Девятая

Забурская часть

182

Примечание: Сост. по: ГАТО Ф. 3. Оп. 23. Д. 269. Л. 99-110.

Если говорить о происхождении названий улиц старой Тайги, то они были связаны либо с городскими объектами (Ильинская, Андреевская церкви, колодец «Бур») либо с монаршими особами (императоры Александр III и Николай II, цесаревич Алексей). Исключениями стали Пушкинская и Сибирская улицы, однако понять происхождение этих названий тоже несложно.

Несмотря на то, что Андреевская улица была главной в городе, наибольшее число домов располагалось на Николаевской, Алексеевской и Александровской улицах, а также в Забурской части.

В целом Тайга к 1917 г. уже имела «городскую планировку», адекватную уровню ее развития систему адресов и названий улиц и имела внешний вид классического малого сибирского города.

 

5. Земельный вопрос

Главной проблемой, с которой пришлось столкнуться молодому городу, стала проблема его поземельного устройства. Согласно Городовому Положению 1870 г. все населенные пункты, имеющие статус города, должны были получить в полную собственность землю для извлечения с нее доходов в городской бюджет. Городам полагались как селитебные (под застройку), так и выгонные (для расширения территории и ведения пригородного сельского хозяйства) земли. Но если старые города зачастую просто получали в собственность ту землю, которой пользовались до этого, то вновь возникавшие должны были получать наделы из свободных казенных земель. А Управление Государственных Имуществ с огромной неохотой расставалось со своим основным источником дохода. Ситуация осложнялась тем, что Тайга находилась на границе казенных и кабинетских земель, причем эта граница оспаривались обеими сторонами. В результате Тайга оказалась «яблоком раздора» между Кабинетом и Управлением Государственных Имуществ; здесь в клубке неразрешимых противоречий сплелись интересы собственников земель и самого города, которому эта земля была жизненно необходима.

Когда впервые возникло предложение о преобразовании поселка в посад (1902 г.), Томский губернатор предложил выделить ему в собственность 3000 десятин земли из фондов Алтайкой казенной оброчной статьи, а также из земель Кабинета. Однако окружные власти сразу же высказали свое отрицательное отношение к этой инициативе, мотивировав свое нежелание тем, что «свободных земель помимо названной дачи нет, эта же дача имеет важное значение для лесного хозяйства… и в настоящее время устраивается; ввиду этого отвод из нее выгонные земель… является весьма нежелательным».  Однако отчуждать земли под выгон не торопилось и Петуховское лесничество. В 1903 г. Вольфрамов писал: «дальнейшее отчуждение столь значительных месс из лесного пользования является нежелательным». Лесничий соглашался на передачу будущему городу лишь небольших земельных участков размером в 700. 550 и 100 десятин в кварталах №№74 и 88 к северу и югу от поселения.

Несмотря на явное нежелание собственников расставаться со своей землей, в 1904 г. землемером Зунделовичем было проведено первичное межевание будущего выгона. В его состав вошло 2120 десятин казенных и 1000 десятин кабинетских земель, находившихся в основном к югу и юго-востоку от поселения, так как именно туда оно и должно было разрастаться в дальнейшем. Этими-то землями поселок, а затем и город фактически пользовался вплоть до 1917 г., не имея при этом никаких прав собственности на них. Например. в 1914 г. в фактическом пользовании Тайги находилось 2056,28 десятин казенной и 1158 десятин кабинетской земли.

Вновь вопрос о землеустройстве был поставлен в 1908 г. после совещания, на котором было принято окончательное решение о преобразовании поселка в город. Здесь вновь столкнулись интересы казны и Кабинета. Томский губернатор вновь предложил наделить Тайгу 3000 десятин земли, из которых более 1000 десятин должен был выделить Кабинет. В ответ на это помощник Начальника округа Розанов заявил, что «Тайга возникла на казенных землях, следовательно, обеспечение поселка землями общего пользования должно быть произведено за счет казенных земель. Если же поселение будет быстро развиваться на запад, тогда обыватели города… могут войти с ходатайством в Кабинет об уступке им земель за плату». Кабинетский представитель лукавил: к тому времени в составе Алтайского округа уже числилась оброчная статья «Таежная», из состава которой почти 250 десятин были сданы в аренду поселянам, в том числе 2,5 десятины – под усадьбы, а рядом с «казенной» уже была распланирована «кабинетская» Тайга. Ссылки Розанова на действовавшее законодательство были не более, чем попыткой перевалить всю ответственность и все затраты с плеч Кабинета на государство.

Не достигнув никакого соглашения по поводу окончательного наделения будущего города землей, собственники обрекли Тайгу на безземелье. В момент образования города в январе 1911 г. он не имел в собственности ни единой квадратной сажени. Поэтому главной задачей вновь созданного Таежного общественного управления стало окончательное решение земельного вопроса. Уже весной 1912 г. самоуправление обратилось в Томское губернское правлении с просьбой об увеличении размера выгонных земель города до 6000 десятин, причем эти земли должны были находиться севернее Тайги, так как там были столь необходимые источники воды и месторождения строительного камня. Ответом на просьбу тайгинцев стало предложение от 6 ноября 1912 г., в котором содержалась ссылка на статью 465 Лесного кодекса, по которой выгон начислялся в размере 5-верстнгой окружности от селитебной черты и для Тайги составлял всего 1309 десятин. То есть горожанам вежливо предложили молчать на это  счет и радоваться тому, что они реально пользуются большим числом земель, чем им полагалось бы по закону. Однако ссылки на закон здесь также были ни чем иным, как лукавством: в нарушение этого же закона Тайга не получила земель в полную собственность в момент образования города. Таежное самоуправление продолжило борьбу за землю.

На этот раз горожане решили обратиться с подобной же просьбой в Кабинет. При проведении работ по окончательному определению границ селитебной черты Тайги в 1912 г. оказалось, что часть построек реально расположена на землях Алтайского округа. На основании этого, Собрание уполномоченных Тайги 13 декабря 1912 г. обратилось с ходатайством в Главное Управление Алтайского округа о наделении города землей в размере 2500 десятин. Ответ пришел только весной 1913 г. В нем Начальник Алтайского округа признал тот факт, что «расширяясь в западном направлении этот город с течением времени  придвинулся к самой границе округа, в настоящее время часть города даже вошла уже в черту округа». Была указано, что непосредственно к городу примыкает кабинетская оброчная статья «Таежная» размером в 2650 десятин, из которых 740 десятин уже сдано в аренду под сельскохозяйственные угодья, а 418 десятин распланирована под новые городские кварталы. Для дальнейшего решения вопроса были запрошены подробные сведения о землеустройстве Тайги, о численности ее населения, о хозяйстве города и т.п.  Ответ от Таежного старосты пришел уже 5 июля 1913 г. В нем, в частности, сообщалось: «Земли городу Управлением Государственных Имуществ в настоящее время не передавались; Казенные земли тоже… не передавались».  Сначала Кабинет было согласился на передачу земель, но, памятуя о предложении Розанова, назначил за них выкуп в размере 126 684 рублей. Для недавно образованного города, да еще и безземельного, такая сумма была явно неподъемной. В Барнауле быстро сообразили, что выгодной сделки не получится. Уже 8 августа 1913 г. Начальник округа отправил в Тайгу сообщение следующего содержания: «Вопрос об уступке кабинетских земель можно рассматривать лишь после того, как городу будут отведены казенные земли, на которых он расположен». Круг замкнулся. Упрямство и алчность кабинетских властей привели к тому, что тайгинцы вплоть до 1917 г. больше не обращались в Барнаул с просьбами о наделении города землей, предпочтя иметь дело с государством.

Потерпев фиаско в получении земли от Кабинета, городское самоуправление сосредоточилось на менее грандиозной, но оттого не менее значимой задаче – на получении в собственность хотя бы селитебных земель. К тому времени селитебная площадь города составляла 104 десятины и была разбита на примерно 1000 усадебных участков. 28 ноября 1913 г. Управление Земледелия выступило с предложением следующего содержания: «земли общего пользования (улицы, переулки, базарная площадь и т.п.) в количестве 8,2 десятин, а также и выгон, следовало бы передать безвозмездно, а сами усадебные участки в количестве 1011 площадью в 95, 8 десятин… на началах выкупа».  Схема оказалась весьма туманной и запутанной. Она не отвечала интересам города. Поэтому Тайга от нее отказалась. И только 19 июля 1916 г. последовало решение Главного управления землеустройства в составе Министерства земледелия – «расположенные ныне в пределах селитебной площади… Тайги 107 десятин 280 кв. саженей земли… передать безвозмездно». Это было хотя и частичной, но весьма важной победной Таежного самоуправления в борьбе за обретения собственных земель. Теперь можно было вновь вернуться к вопросу о наделении города выгоном.

Таежное самоуправление незамедлительно начало решать эту задачу. Уже 30 сентября 1916 г. из Министерства земледелия пришел положительный ответ на просьбу о выгоне следующего содержания: «Не имеем препятствий к отводу городу Тайге из состава южно-Алтайской казенной дачи площади в 2386 десятин 952 кв. сажени». Однако времени на исполнение этого решения история уже не оставила. Через 5 месяцев в России свершилась Февральская революция, и властям всех уровней стол не до землеустройства. До проблем Тайги не было дела никому, кроме самих тайгинцев. Летом 1917 г. Таежное самоуправление вновь попыталось поднять этот вопрос, на что в Министерстве земледелия им ответили: «Вопрос об отчуждении казенных земель городам… может быть разрешен только Учредительным Собранием». То есть проблема казалась настолько серьезной, что задача по ее решению была поставлена в один ряд с такими вопросами, как определение формы государственного устройства, продолжение войны, ликвидация помещичьего землевладения и т.п.. которые и должно было решать Учредительное Собрание. Фактически же государственные власти постарались перевалить ответственность за это решение с себя на плечи еще не созванного Собрания, подобно тому, как раньше Кабинет переваливал решение проблемы на государство.

Таким образом, многолетняя борьба Тайги за обретение собственных земель завершилась частичной, но далеко не исчерпывающей победой города. Тайга оказалась заложником борьбы имущественных интересов двух могущественных собственников и не могла в одиночку противостоять ни одному из них. Только Советская власть путем радикального решения земельного вопроса вообще смогла изменить ситуацию коренным образом.

 

 


Copyright MyCorp © 2017